Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:16 

Soko Friedhof

Br. Samedi
Переводы в одном месте.
Спасибо переводчикам.
Фотографии разных сайтов с последнего феста RGT


Я вновь был твоим рабом
В течение многих лет я жил под твоим террором.
Кричащим я проснулся ночью,
потому что подумал, что ты возвратился
Я снова был твоим рабом...

В начале я был одинок,
В начале это было хорошо,
В начале мир еще был
Без плоти и крови
В начале он сотворил Небеса,
Землю и Свет.
В начале это положило Конец.
Он, он этого не видел.
Священник говорит зло -
Это порождает наибольшую нужду.
В конце я должен умереть.
В конце стоит смерть
Зло исходит из каждого,
Зло думает и говорит,
А Бог на небесах не видит твоей любви.
Он сотворил мир по своему подобию.
Я сотворю согласно своей нужде.
И тогда он даст мне щит и меч -
Для сражения с Жизнью и Смертью.


И этот город изменился
Так же как и жизнь - играя.
Завоевал ли ты в нем место
И потерял ли его из-за страха?
Теперь ты заберешь её домой,
Свяжешь и скажешь:
"Мы хотим навсегда остаться вместе,
Даже если город разрушится"
Любовь может кричать - ты слышишь?
Ты хотел бы прожить одну тихую жизнь
И это называл бы счастьем,
Но маленькая боль тебе кажется огромной
И ты заберешь её домой.
Свяжешь и скажешь:
"Мы хотим навсегда остаться вместе
Даже если город разрушится"
Любовь может кричать - ты слышишь?
Потому что в лучах солнца,
Любовь это саван.
Да, любовь это саван,
Что смертью нас объединит.


Моя плоть слабеет, моя воля тоже
От моего духа давно ничего не осталось
Моя жизнь рушится,
А гнев превратился в холодную ярость.
Просыпаюсь каждое утро
И думаю, что лучше бы не проснуться,
Вижу на крыше голубей,
Медленно исчезающих в вышине.
И призрак будущего смеется,
Как не смеялся никогда
А я устал и одинок,
Хочу застрелиться.
И все, что у меня осталось - ее улыбка,
Здесь, в моей конуре,
Я уставился в стену и плачу.
Да, ты устал и одинок.
Поднимаюсь я только вечером,
Отрава проникает в меня все глубже,
Человек хватает камень
И разбивает окно.
Я вижу огни города,
Движущегося быстро, как обезьяна,
Истерзанного, измученного города,
Разоблачившего каждого.
И только ночью мне становится легче,
Солнце садится, я свободен,
В сумке лежит нож -
Он всегда при мне.


«Это был просто сон…»
Ты нежно шепчешь мне на ухо,
Но, если это был всего лишь сон, тогда скажи мне
Почему за твоей спиной стоит могильщик?
Мертвый, мертвый, мертвый, я – могильщик.
Мертвый, мертвый, мертвый, он уже выкопал могилу.
Мертвый, мертвый, мертвый, он хватает твои прекрасные волосы.
Мертвый, мертвый, мертвый, он глубоко их закапывает.
Мертвый, мертвый, мертвый, он уже не может быть с тобой.
Мертвый, мертвый, мертвый, хотел забрать твой покой.
Мертвый, мертвый, мертвый, хочу тебя сейчас похоронить.
Мертвый, мертвый, мертвый, очень глубоко в земле.
Мертвый, мертвый, мертвый, и я стану Ангелом.
Мертвый, мертвый, мертвый, я люблю красивые цветы.
Мертвый, мертвый, мертвый, и когда смеется Солнце,
Мертвый, мертвый, мертвый, для вас оно никогда не будет светить,
Мертвый, мертвый, мертвый, в темной яме.
Мертвый, мертвый, мертвый, там стоит могильщик.
Мертвый, мертвый, мертвый, он стоит прямо за моей спиной.
Мертвый, мертвый, мертвый, ты говоришь, что давно мечтала
Мертвый, мертвый, мертвый, о таком, как я.


Футбол, фрицы и Клаудия Шиффер,
Гонки по шоссе,
Берлинская стена и Гитлер-наци
Клинсманн, Адольф и Али Кан.
Сексшоп, колбаса и детские сады,
Дух времени и комфорт,
Немцы всегда долго ждут,
Так как приходят всегда раньше времени.
Сделано в Германии,
Я еще никогда не был так горд.
Крупп и Тиссен, немецкий банк,
Блицкриг, бункеры, цистерны, танки,
Вагнер, Ницше, большое спасибо,
Неужели все немцы больные?
Прекрасно и замечательно,
Девочка, ты пойдешь со мной?
Детка, произойдет чудо.
Иди на х*й и прощай.
Немецкое пиво, Октоберфест,
Большие сиськи – вы лучшие,
Овчарки, аспирин,
Нахер остальных, немцы рулят.
Крафтверк, Нена и the Can
Раммштайн! И Ун-то-тен.
Кабаре и двадцатые годы,
А, Вторая Мировая недалеко.
Леви Штраус и братья Гримм,
Где же все цветочки?
Экономическое чудо, новое начало,
Не знаю, почему я такой грустный.
Германия, везде Германия
День Д, Паттон, падение стены,
СС, K-Zet, Ге-пи-ды
Бомбы над Германией.


Сегодня я покончу с тобой,
Да, это будет лучше.
Я возьму камень
И проломлю твой череп.
Мало того, что я плачу за
Все эти тряпки, украшения и вино,
А ты еще и приглашаешь своих друзей,
Не оставив мне выбора.
И когда мы остаемся одни,
Ты становишься так холодна,
Потому что я хочу лишь одного,
Это тебе говорит твое чувство.
«Она играет плохую игру с тобой»
Предупреждает меня друг.
«Ты отдаешь, и не получаешь взамен почти ничего,
Придет время, и ты это поймешь»
Я просто с ума сходил по тебе…
Я тайком проследил за тобой,
Посмотрел, что ты делаешь,
Правда ли то, что ты мне обещала –
Быть навеки мне верной?
Я разгадал твою лживую игру,
И, наконец, прозрел,
Вот почему друг предупреждал меня:
Потому что он сам с удовольствием тебя трахал.
Потом я пойду с тобой, мое сокровище,
На кладбище и найду место,
Где я смогу тебя хорошо спрятать,
Чтобы никто об этом не узнал.


Жизнь, такая как сейчас, не может быть лучше,
Она не может быть лучше, прекрасней, полнее.
Жизнь, такая как сейчас, может быть великолепной,
Но почему мне так редко удается увидеть ее красоту?
Но когда я говорю, что беру себя в руки,
Мне снова видится это унылое дерьмо.
Я это талдычу, потому что сам знаю,
Что за красоту нам приходится платить слишком высокую цену.
С любовью от Соко
И все равно, я всех вас люблю,
Даже если я действую вам на нервы.
И если придет мое время - уходить, скажите мне об этом,
Потому что я хочу все, кроме вашего сочувствия.
Ты говоришь: Жизнь, такая как сейчас, это просто ужас,
Жизнь – это тотальная война,
Жизнь, такая как сейчас, мне вовсе не нужна,
И времена, когда я был счастлив, далеко позади.
И если ты останешься внутри, тебе будет плохо,
А если выйдешь наружу, то еще хуже.
А на улицах бушует жизнь, детка,
И пусть там почти все мертвецы.
Да, ты прав в своей человекофобии,
Но если ты не попробуешь, никогда не встретишь любовь.
***
Старая любовь не ржавеет
Старая любовь не ржавеет
Старая любовь стоит тебе,
Она стоит тебе жизни.
Она так давно ждала меня,
Чтобы, наконец, подняться.
Поэтому сегодня ночью ты пойдешь со мной
На кладбище.
И вот, любимая уже на столе,
Что уж говорить, уже совсем не свежа.
Но ее былая красота еще проглядывает
В основных чертах.
Ты не должна боятся,
Ты отдашь ей свою жизнь
И вдохнешь в нее новую.
Старая любовь не ржавеет,
Даже если твое сердце разбивается на части.
Она была погребена
Без согласия,
Поэтому ее дух
Не может вознестись к небесам.
И теперь она быстро восстановится,
Ей больше не нужно гнить в могиле.
Поэтому мне нужно просто быстро
Прочитать заклинание.
Ты не должна быть такой бессердечной,
Ты отдаешь себя ради добра,
И вдохнешь в нее новую жизнь.
Я жертвую лишь твоей любовью,
Я должен сдержать эту клятву.
Я даровал ей первый поцелуй
И никогда этого не забуду.
Ты говоришь, что сходишь с ума по мне,
Мне нужно это обдумать.
Так как: новая любовь, новое счастье
Ничего не имеет против.
Но я без нее не могу,
Поэтому тебе придется отдать ей свою жизнь.
***
Все, что у меня есть
Все, что у меня есть
Все, что у меня есть
Они забрали у меня.
Все, что я хотел,
Все, что было дорого,
Все, что было ново,
Они забрали у меня.
Но я создам
Все заново,
Я создам все заново, заново, заново
С помощью нейтронной бомбы.
Всех, кого я любил,
Всех, кого я ненавидел,
Они забрали у меня.
Всех, кто сопротивлялся,
Всех, кто отказывался,
Они всех забрали.
***
Проснулся я на кладбище,
Огонь был снова разожжен,
Часы, да что там, всю ночь
Провел я среди мертвых.
Кладбищенские дети, кладбищенский выводок,
Кладбищенская любовь, кладбищенская кровь,
И не будет кладбищенского покоя,
Потому что мертвецы живут вечно.
Сам я кладбищенское бедствие,
На кладбище был зачат,
Одним днем там мать лежала
И мужчина склонился над ней.
В этой игре не было большой любви,
Это была просто жизненная потребность,
Моя мать ничего не знала,
А отец уже был мертв.
Так холодно, там под камнем,
Поэтому лучше быть на поверхности,
Они хотят любить друг друга без всяких споров,
И пусть даже на короткое время.
Жизнь нас угнетала,
И вернулись мы только на минутку,
Так что сегодня ночью я приду назад
И подарю мертвецкое счастье.
Мне нравится ее неподвижный взгляд,
Теперь это можно назвать просто трупотрах.
Они называют нас злыми выродками,
Потому что мы были рождены мертвецами,
Сделаны из их черной крови.
Я всего лишь кладбищенский ребенок.
Но мертвые знают силу,
Она проистекает из любви.
Хотел бы я быть мертвым,
И навсегда живым.
***
Это армия окровавленных девушек,
Позови их, и вот они маршируют,
Это армия окровавленных девушек,
Хуже любой пандемии.
Спроси меня, чего я хочу, и я отвечу тебе,
Я бросаю темные тени на заднюю дверь,
Я укажу тебе цель и все получу за это,
А тебе еще недостаточно от меня?
Через твои глаза я могу видеть твою душу,
Я знаю то, кем ты была, я знаю о твоих кошмарах.
Но ты также лидер, надевай сапоги,
Потому как нет ничего, что я бы не простил тебе.
Это армия окровавленных девушек,
Позови их, и они повинуются,
Это армия окровавленных девушек,
Никто не сможет их подчинить и уничтожить.
Скажи мне, что ты хочешь и я дам это тебе,
Я прибью пароль на паперти.
Я дам тебе то, что ты хочешь, и за это получу тебя,
Ты все еще так боишься меня?
Мы никогда не получаем от жизни то, что хотим,
Нам нужно это еще взять, поэтому нельзя останавливаться,
Посему не спрашивай «как», лучше спроси меня «когда»,
Не говори мне, что я ничего не могу сделать,
Этим ты привлекаешь мух и Дьявола.
***
(Этой ночью угроза исходит не от могил, а от звезд).
Любимая, взгляни: они показывают нам жизнь,
Такой, какая она есть, указывают, к чему стоит стремиться.
Быть может, все наше существование чище само по себе,
Но мы недостаточно глупы для слабоумия, окружающего нас.
Быть может, мы - низшие создания, нам бы и не нужна была диета,
Но все же для этого мы слишком стары, наше время уже вышло.
Быть может, мы слишком ленивы, нам не хватает усердия,
Но, по крайней мере, зарабатываю я не на всяком дерьме.
Любимая, по телевизору говорят - мы слишком толсты.
Любимая, запри детей на замок, и если найдется, за что их высечь,
С тем же успехом можно посылать их в секс-шоп.
Громче, любимая, хочу всегда видеть,
Как такой тоненькой девочке удается идти прямо вперед.
По телеку – тот же бред, что и вчера,
Но, по крайней мере, хватает поводов для ругани.
Они с удовольствием готовят нас к новым мучениям,
Но хуже всего то, что за них еще придется платить.
Любимая, по телеку говорят – мы слишком ленивы.
Любимая, у тебя должны быть длинные ноги – так начинают все суперзвезды.
Этот Болен - настоящий супермен, ведь может иметь их всех.
Они мечтают стать большими шишками и ничего не делать,
И при этом на экране они только для того, чтоб мы ссали на них.
Картины, которые мы видим, глубоко врезаются в память.
Таким и окажется ад, когда мы умрем.
И пока мы будем лежать там, расчлененные и ничтожно маленькие,
Нам покажут рекламу и потом сварят.
Любимая, по телевизору говорят – мы уже мертвы.
Быть может, все наше существование чище само по себе,
И все же для экранного дерьма мы недостаточно глупы.
Разорванные картины, их плоть вываливается из рамы,
Солнце делит свет на части.
Я рву и сжимаю их изо всех сил,
Обрывков слишком много,
И в душу закрадывается подозрение.
Что же я сделал с ними, если больше ничего не знаю?
Грешник я или просто больной?
Грешник ли я?
Или все это мне просто приснилось?
Еще не поздно уничтожить их любовь,
Пусть лучше истина останется сокрытой в глубине.
Мне еще слишком рано каяться в грехах,
Пока мы только можем, мы должны радоваться мелочам,
Потому что уже скоро моя плоть сгорит из-за этого.
Говорят, каждую секунду рождается человек,
Который заранее проиграл,
С болью нас, как дерьмо, выбрасывает в этот мир,
И давно уже решено, когда нам уходить,
Потому что все, что ты видишь и слышишь,
Все запахи и вкусы, которые ты ощущаешь, -
Все это дерьмо, как и ты сам,
И ты будешь им, пока в конце концов не сдохнешь.
Мной уже очень долго управляет толпа,
Пока мне не прооперировали мозг, я хотел все это взорвать.
Я выстрелю себе в голову и надеюсь только на то,
Что это сработает и больше я не проснусь.
Скоро мое тело воскреснет снова.
С этого момента должны начаться перемены.
Я всегда знал, что я - дьявол,
Ведь в моей груди всегда билось бешеное сердце.
Еще ребенком я слышал голос,
Обещавший мне избавление от грехов и бед.
Он говорил, что нужно только чуть-чуть сил,
Там, в аду, грешники не несут наказания.
Я выстрелю себе в голову и тогда окажусь дома.
Пуля войдет в мою голову сзади и спереди выйдет обратно,
И уже скоро мое тело воскреснет.
***
Спасибо за прекрасное утро и за новый день,
Спасибо за все прекрасные часы, которые я принимал без благодарности,
Спасибо.
Спасибо за чудесную жизнь, спасибо за ужин,
Спасибо за чудесную погоду, и еще за смерть
Спасибо за безграничную свободу,
Моя благодарность всецело принадлежит тебе
Спасибо.
Спасибо за фальшивое спокойствие и прочие притворства,
Спасибо за прекрасные дары, которые есть лишь в нескольких царствах,
Спасибо, что мне ничего не остается, ни денег, ни благодарности.
Спасибо за похороны и за прекрасное время.
Спасибо за долгую болезнь и сладкую вечность.
Спасибо за большую любовь, спасибо за любовную боль,
Спасибо за крутые инстинкты, спасибо за сломанное сердце.
Спасибо.
***
Шар покатился, нет пути назад.
Группи желает мне удачи,
Незадолго до начала шоу, а мне нужно в туалет.
Как бы я хотел быть далеко отсюда.
Свет гаснет, нарастает волнение,
Плохой звук, но воля побеждает.
Огни сцены,
Бьют по глазам до боли.
И группи говорит:
Я твоя самая большая фанатка,
Даже если вас почти никто не знает,
Я слушаю вас уже 100 лет,
Вы напрочь выносите мозг.
За сценой не протолкнуться, пиво течет рекой,
В середине стоит пышнотелая блондинка,
Я посмотрел на нее, хватило одного взгляда,
Я чувствую себя полностью опустошенным.
И группи говорит:
Я твоя самая большая фанатка,
Я никуда не уйду, я останусь здесь,
Я никуда не уйду, я останусь здесь,
О, Соко, я хочу от тебя ребенка.
На следующее утро, похмелье,
Голова просто раскалывается на части,
Совершенно не помню, что там было вчера,
Но группи все еще здесь.
***
Жестоко, да это так жестоко, это нелегально,
То, что делает этот Соко столь отвратительно,
Да, это так грубо и низко,
И как человек может быть таким испорченным?!
Это так жестоко, это так пошло и резко,
И ни разу не оригинально,
Это омерзительно и неприлично,
Это просто смешно.
Когда-то мы были молоды, но мы знали пределы дозволенного,
Но то, что происходит сейчас – совершенно бессмысленно и неразумно.
***
Гитлер уже давно
Слушал много музыки,
Поэтому юноша был
Так зол и склонен к насилию.

И индейцы в кустах
Одержимые звуками,
Они били в барабаны
И хотели есть людей.

Римляне и их Цезарь,
У них случилось в два раза больше,
Они праздновали оргии и он
Придумал Рок-н-ролл.

А также любимая церковь,
Насилие было их политикой,
Это заложено в
Органе, Бахе и музыке.

Музыка – это зло,
Поэтому я ее больше не слушаю,
Иначе, этот червь залезет тебе в ухо
И будет жить внутри.

Без разницы классика, метал или панк,
Музыка всех делает больными,
Даже тех, кто слушает шлягеры,
Музыка хороша только тогда, когда горит.

Если она захватила тебя,
Ты должен поспешить,
Ты уже инфицирован
И больше никогда не излечишься.

Хиппи называли мятежниками,
А затем они повзрослели,
И сегодня некоторые Хиппи все тверже
И холоднее относятся к детям.

Это в голове, это как колики,
Как травма, полученная на войне,
Станешь моделью, станешь фриком
Если будешь слушать слишком много музыки.

Без разницы классика, метал или панк,
Музыка всех делает больными,
Даже тех, кто слушает шлягеры,
Музыка хороша только тогда, когда горит.

И вы знаете,
Что если пристрастишься к музыке,
Будешь срать и ссать под себя,
И виной всему – Рок-н-ролл.

И твоя подружка тебя бросит,
И будешь ты спать под мостами,
У тебя останется только музыка,
А она будет трахаться с другими.

Так что, друг, повернись и не глупи,
Придет время, и ты поймешь правду,
Ты станешь свободным, действительно свободным,
Только когда сожжешь свои пластинки.

Без разницы классика, метал или панк,
Музыка всех делает больными,
Даже тех, кто слушает шлягеры,
Музыка хороша только тогда, когда горит.

Музыка создает только музыкальное насилие,
Музыка создает лишь войны и страдания,
Музыка знает только разрушение,
Музыка хороша только тогда, когда горит.

Без разницы классика, метал или панк,
Музыка всех делает больными,
Даже тех, кто слушает шлягеры,
Музыка хороша только тогда, когда горит.

*припев*
Для меня это была всего лишь одна ночь,
Небольшое развлечение.
Для тебя это была любовь,
Большая и пылкая.
Для меня это был просто секс
На один раз,
Для тебя это была любовь,
Настоящий Хэппи Энд.
Это так много для тебя значит,
Это тебя так воодушевило.
Для меня же ты была той,
Которая просто широко раздвигает ноги.
*припев*
Ты мне этого никогда не простишь,
Ты мне этого никогда не забудешь,
Для меня это была всего лишь одна ночь,
Для тебя это было всей жизнью.
*припев*
Я знаю, что ты хочешь мести,
Названиваешь моей девушке…
Ты говоришь, что больше никогда
Никогда не сможешь меня забыть.
И ничего не будет,
Если мы сделаем это еще раз,
Ты ведь действительно хочешь
Быть со мной навеки.
*припев*
И теперь ты подкарауливаешь меня
В темных, тихих углах,
Своим маленьким ножом
Ты хочешь пробудить мое сердце.
Но я больше ничего не буду делать,
Такая любовь причиняет боль.
Я мог бы посмеяться
Потому как мне в тот раз не особо понравилось.
*припев*

***
*Ого… ммм… можно потрогать?*
Я вдыхаю твою любовь, как благоухание цветов,
Аромат твоей бледной кожи висит в воздухе,
Твой аромат все еще в моем дыхании,
Этот сладкий запах отравляет меня во сне,
Ты этого хочешь?
Твой запах, это то, чего мне не хватает
Твой запах, это все, что мне осталось.
Я не хочу тебя отпускать, как аромат крови,
Доза становится смертельной и я уже все перепробовал.
Всего лишь аромат твоего красного великолепия,
Этот сладкий запах,
Сегодня утром проник в мой сон.
Твой запах, это то, чего мне не хватает, когда утром все меняется,
После ночи в твоем свете, тебе такого даже священник не простит.
Твой запах, это все, что мне остается, когда ты уже давно с кем-то другим,
После ночи в этом свете, тебе такого даже священник не простит.
Я дышу все чаще, и ты теряешь власть,
Я пробую тебя своим пальцем, аромат твоего сока,
Это лишь твой аромат и я начинаю движение,
Этот сладкий запах уничтожает мою гордость,
Ты этого хочешь?
Твой запах, это то, чего мне не хватает
Твой запах, это все, что мне осталось.
Твой запах, это то, чего мне не хватает, когда утром все меняется,
После ночи в твоем свете, тебе такого даже священник не простит.
Твой запах, это все, что мне остается, когда ты уже давно с кем-то другим,
После ночи в этом свете, тебе такого даже священник не простит.
*Ого… ммм… можно потрогать?*

@темы: David A. Line, Photos, Soko Friedhof, тексты/переводы

Комментарии
2010-10-28 в 19:34 

Melice
Для того, чтобы зажечь огонь, нужно сначала наломать дров.
Молодец! Все вместе собрал, здорово оформил :-* Прям так и хочется к себе утащить, можно?

2010-10-28 в 19:43 

конечно =)

   

Grabsteinland

главная